РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава

РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава

— Пока оставайся тут. Вызовем санитара. Сигналы будут...

Саша погрузился рядом с телефонистом, который называл себя «сиренью». В полудремоте, охватившей Сашу, он время от времени слышал отрывки разговора, докладов, рапортов, но потом все обрывалось. Так Саша услышал, а потом и увидел, как Гаркуша кому-то орал в трубку:

— Дали сигнал Артюхову?

Во сне РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава либо наяву он лицезреет Гаркушу?

— Проверьте готовность батальонов. Знаю, инспектировали, снова. Ровно в семь ноль ноль залп «эрэсов», — отдал приказ Гаркуша.

Еще пару раз Саша с опаской открывал глаза при упоминании фамилии Артюхова. «Неужели чего-нибудть случилось? Почему я тут?» — волновала идея.

— Как там Артюхов? — над ухом РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава Саши орал в трубку Гаркуша.

Саша с усилием поднял голову, чтоб посмотреть на человека, который тряс его за плечо.

— Вы сможете итти либо нужно носилки?

Саша, догадавшись, что перед ним стоит санитар, с трудом произнес:

— Я сам. Носилки не необходимы.

Санитар поддержал его, обняв за плечи. С трудом поднявшись по лестнице РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава, они выкарабкались на свежайший воздух. Над равниной все неистовствовала метель. Со стороны противника она приносила звуки разрывов. Саша увидел, что снимают чехлы с «катюш». Недалеко, около Гаркуши, толпились командиры.

— Можно начинать, — отрывисто отдал приказ командир полка.

Над головой со ужасным свистом и шипением пропархали снаряды, небо РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава осветилось, точно во время летней ночной грозы, сопровождаемой молнией.

— Который час? — слабеньким голосом спросил Саша.

— Семь ноль ноль, — ответил санитар.

ОШИБКА МАТРОСОВА

Три денька Матросов пролежал в медсанбате. Позже целый денек догонял свою роту, успевшую продвинуться далековато вперед. Рота намедни заняла сохранившийся практически полностью во время боя лесопильный завод. Матросов РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава, после длительных поисков, отыскал свое подразделение в большенном цехе, где стояли лесорамы. Незнакомый Саше майор заканчивал доклад о международном положении.

Матросов протиснулся поближе к докладчику, но в это время раздались дружные рукоплескания.

— Кто это? — спросил Саша у стоявшего рядом бойца-новичка.

Тот охотно ответил:

— Новый заместитель командира полка по политической РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава части.

— А, — протянул Матросов, но здесь его взор свалился на собственных ребят из первого взвода. Они, сгрудившись около Саржибаева, дружно хохотали.

Матросов неприметно подошел сзади. Как раз в это время Саржибаев гласил:

— Есть предложение войти к старшине с ходатайством: пусть он разрешит присвоить рыжеватой кобыле кличку «Союзник».

Габдурахманов РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава озорно возражал:

— Не подходит, кобыла дамского рода.

— Кличка верная, всем понятно, что рыжеватая кобыла плохо тянет в упряжке, — защищал Саржибаева Перчаткин.

Увлеченный общим весельем, Матросов кликнул:

— Я уверен, товарищ старшина не станет возражать.

Лицезрев Матросова, гвардейцы окружили его и наперерыв начали говорить о последних событиях.

Маленький отдых кончился. Вечерком РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава отделение Бардыбаева вызвал к для себя капитан Сычев, командир батальона. В бывшей конторе лесозавода русоголовый радостный капитан, указывая на карту, торопливо гласил:

— Меня волнует вот эта клеточка. Боюсь, что неприятель готовит какую-то каверзу. Будьте настороже. Ваша задачка — немедля поставить в известность, если немцы предпримут вылазку. Сигнал — зеленоватая ракета. У меня РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава все готово к их встрече.

Матросов стоял сзади, до него долетали отдельные слова приказания комбата. Саша беспокоился: в первый раз ему придется провести целую ночь под боком у неприятеля, в 100 метрах от их траншей. Сколько раз до этой ночи Саша завидовал тем смелым и отчаянным ребятам, которые уходили РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава в засады и секреты. Настал сей день и для него. «Матросов, будьте убеждены, не подкачает!» — помыслил он.

— Смотрите за всеми маневрами противника, не выдавайте себя, — напутствовал комбат.

В сумерках отделение Бардыбаева пересекло фронтальный край на участке первого батальона. Опытнейший сержант шел медлительно, оберегая свое отделение. Умиротворенно бежали по РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава небу светлые облака, в их складках путалась луна. Ракеты противника, беспрерывно взлетавшие ввысь, казалось, стремились к одинокой луне, но, обессилев, падали вниз.

У Матросова это было 1-ое истинное ответственное задание после излечения, потому он ощущал себя возбужденно веселым. Ему хотелось сделать чего-нибудть такое, чтоб успокоилась душа, в какой жила свирепая злость РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава к противнику. Деньки, которые он провел в медсанбате, казались ему пропавшими, выкинутыми из его фронтовой жизни.

Последние метры пути бойцы ползли под залпами взлетавших и медлительно догоравших ракет. Для несения службы секрета были адаптированы старенькые окопы. Бардыбаев с главным составом отделения остался в большенном и глубочайшем РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава окопе, из которого был проход в блиндаж, Матросова же и Гнедкова выдвинул вперед, расположив их в окопах наименьших размеров, на расстоянии двухсотен метров друг от друга.

Саша лежал один, прислушиваясь к неспокойной ночи. На передовой длилась рядовая перестрелка. На разной высоте угасали светлые пузырьки трассирующих пуль. Время от времени над головой РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава пролетали самолеты, тогда на пару минут подымался жестокий лай зенитных пушек. С глухим рокотом вдалеке разрывались бомбы. Позже затихло все, и наступила томная тишь.

Матросов до полуночи зорко охранял собственный сектор. Но вдруг он услышал голоса, а потом и шаги приближавшихся к проволочным заграждениям боец. О возникновении РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава противника Бардыбаев повелел сказать лично ему. Но Саша поразмыслил: может быть, это просто обыденный патруль? Он канителил. Но скоро удостоверился, что это не патруль, а группа в восемь лыжников, миновавшая свои заграждения и углубившаяся в наш тыл.

Но Матросов уже упустил время, которое было нужно, чтоб оповестить отделенного. Он растерялся. Ползти РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава на данный момент к Бардыбаеву не только лишь не неопасно, да и никчемно — лыжники спрячутся в ночной мгле.

Придя к этому выводу, Саша решил — не пропускать неприятеля. Ему показалось, что он отыскал правильное решение. Для чего докладывать в батальон о малеханькой группе, когда он один может убить РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава ее?

При лунном свете ясно обозначались фигуры боец. Фронтальный шел, чуток прихрамывая. Все были в белоснежных маскировочных халатиках. Лыжи издавали легкий скрип. Саша прилег плечом к автомату, прицелился. Раздалась длинноватая очередь. Два либо три лыжника свалились, другие, стремительно подхватив покалеченых и отстреливаясь, начали отступать на свою местность.

Сразу по полосы фронта поднялась РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава стрельба из всех видов орудия. Через десяток минут заговорили томные пушки противника. Матросов свалился на дно окопа, схватился за голову. Только сейчас он начал осознавать свою ошибку...

Обстрел с промежутками длился до утра. Когда забрезжил рассвет, Саша с беспокойством и все растущей опаской начал поглядывать на примыкающие окопы РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава. Почему не идет Бардыбаев? Неуж-то они уползли, оставив его 1-го? Мороз пробирался через полушубок, от пронзительного ветра дубенело лицо. Сколько еще придется здесь лежать? Он ясно осознавал, что без приказа нельзя отходить.

В эти минутки из-за ближних кустов показалась лохматая шапка Габдурахманова. Он тихо позвал:

— Ползи РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава за мной. Не отставай, резвее!

Движение согрело юношу. Но смутное беспокойство не пропало. Оно в особенности усилилось, когда Саша не увидел посреди бойцов Бардыбаева и Саржибаева.

— Где командир отделения?

Гнедков с некий неприязнью ответил ему:

— Выслали в тыл.

— Что случилось?

— Ответ дашь в штабе, — неопределенно отозвался Рашит, заменивший Бардыбаева РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава.

Предчувствие не околпачило Матросова — его непродуманная стрельба сорвала выполнение боевой задачки, не считая того, что Бардыбаев был очень контужен.

Разведчиков повстречал Артюхов. Он, хмуря брови, недобро посмотрел на Матросова.

— Рядовой Матросов, вас вызывает командир полка.

Саша пал духом. Неуж-то он сделал что-то неисправимое? Естественно, без разрешения нельзя было РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава открывать огнь... Товарищи по отделению молчали, только Рашит сухо гласил ему:

— Поправь ремень. Завяжи шапку. К командиру полка идешь... Внешний облик никуда не годится...

Саша не знал, что на командном пт полка о его судьбе спорили два человека. Гаркуша решил было принять очень грозные меры, но его заместитель по РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава политической части майор Киреев напористо возражал:

— Боец юный, только обучается вести войну. Нужно дать ему возможность искупить свою вину...

В это время ординарец Папазян доложил о прибытии Матросова.

— Вызвать.

Киреев посмотрел на вошедшего Матросова. Ему приглянулся его ясный, открытый взор.

— Товарищ подполковник, гвардии рядовой Матросов явился по вашему РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава приказанию.

Волнение бойца выдавали только вздрагивающие губки.

Гаркуша резко поднялся, чуть ли не задев потолок землянки. Сурово начал:

— Гвардии рядовой Матросов, вы догадываетесь, почему я вас вызвал? Будете оправдываться?

Матросов устремил глаза на Гаркушу и не спеша ответил:

— Не буду, товарищ подполковник.

— To-есть, как не буду?

— Не РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава буду оправдываться. Я повинет. Повинет в нарушении вашего приказа, — уточнил Саша.

Если б боец оправдывался, выкручивался, то подполковник знал бы, что делать, но когда он откровенно сознает свою вину, как быть? Гаркуша пристально посмотрел на Матросова. Саша сообразил этот взор, как требование все разъяснить.

— Меня, товарищ подполковник, алчность подвела РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава, — смущенно произнес он.

— To-есть, как алчность? — спросил Гаркуша.

— На фрицев я скупен. Я в душе отдал слово товарищу Сталину отлично вести войну, а здесь таковой подходящий случай был...

Ему разрешили искупить свою вину.

Через три денька лазутчики вышли на «охоту за языками». Временно выбывшего из строя Бардыбаева подменял Рашит. С большенными РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава предосторожностями пройдя через проход, проделанный саперами в заграждениях противника, отделение углубилось во неприятельский тыл.

Неприятель был совершенно рядом. Слышались отрывки фраз, возможно, гласили по телефону. Иногда доносилось приглушенное пение: должно быть, в офицерском блиндаже играл патефон.

После дополнительной разведки решили поруха на офицерский блиндаж. Габдурахманов отдал приказ РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава Матросову:

— Сними часового!

Сразу Гнедков перерезал телефонный провод. Только после этих подготовительных действий лазутчики ворвались в блиндаж. Два офицера, удивленные неожиданным нападением, повинуясь команде, медлительно подняли руки. Гнедков ринулся вперед, чтоб отобрать орудие, но один из офицеров обогнал его — свалил ногой стол с лампой.

Профессия лазутчика на войне подвержена случайностям. Рашит РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава метнулся в мглу и схватился с одним из офицеров. Другой офицер ринулся бежать. За ним кинулся Матросов.

— Будь осторожен! — успел кликнуть командир отделения, но разгневанный автоматчик не слышал предупреждения.

Пока Габдурахманов уводил отделение и «языка» на свою сторону, Матросов неотступно преследовал свою «добычу». В маленький ложбине Саша РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава догнал фашиста, но тот занял боевую позицию, видно было, что он даром свою жизнь не даст.

Матросов упрямо не желал использовать орудие, ему нужен был «язык». Саша внес кулак, но офицер ловко отпарировал удар и в свою очередь кинулся на Матросова. Тогда и Саша использовал собственный возлюбленный прием, которому его РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава обучил Рашит.

Саша стремительно связал пленному руки, пинком поднял его.

…На рассвете, как лазутчики возвратились с «языками», Гаркуша распорядился представить Габдурахманова к полностью заслуженной заслуге.

А Матросова все не было. Прошла ночь, пришло утро. Усталые лазутчики легли спать. Но Рашиту не спалось. Выходя на улицу, он всякий раз спрашивал РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава часового:

— Матросов не возвратился?

— Нет, — отвечал тот, не поворачивая головы.

— А кто это 3-ий дремлет?

— Семен Воробьев возвратился из лазарета.

Рашит ложился опять, но сон не приходил. Он услышал глас Гнедкова:

— Жалко очень. Матросов — неплохой юноша.

Рашит резко приподнялся на локте.

— Что ты хоронишь его ранее времени?

Гнедков РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава не отозвался.

— Разговором сейчас не поможешь, — вздыхали бойцы.

Целый денек прошел в заботах. Но что бы ни делали лазутчики, все выходило с прохладцей, без обыкновенной энергии. Тяжело терять товарища, но горе еще посильнее, когда не ворачивается возлюбленный друг...

Вечерком выяснилось, что предстоит ночной поход, а может быть, и бой. Посиживали РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава в черной избе, лениво перебрасываясь словами. Внезапно открылась дверь — на пороге появился Матросов.

— Ребята! — кликнул он, не скрывая собственный радости.

— Сашка! — ринулся к нему Рашит.

— Раздавите, медведи, — гласил Саша, освобождаясь из объятий товарищей. — Проголодался, как волк. Дайте чего-нибудь поесть, промерз здорово.

Пока Матросов сбрасывал шинель, на столе появились РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава консервы, сало, хлеб и «сто граммов»...

Саша скупо накинулся на пищу. Но ему не давали есть, расспрашивая, что случилось, как он добрался.

— Добил его? — спросил Гнедков.

— Сдал в штаб.

— Как? Ты его смог привести? — спросили разом несколько человек.

Матросову пришлось тщательно поведать о том, как он сбил офицера РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава с ног и как целый денек они лежали под своим и неприятельским огнем.

— А каким ударом ты его оглушил? — обязательно желал знать Рашит, неизменный противник Матросова по рингу в уфимской колонии.

Саша, проглотив очередной кусочек сала, ответил со хохотом:

— Ну, понятно, левым снизу, в подбородок...

Рашит восхищенно воскрикнул:

— Это твой РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава возлюбленный удар...

ВЗЯТИЕ СЕЛА ЕЛИЗАВЕТИНО

50 шестая гвардейская дивизия стояла в равнине реки Ловать. Два села, расположенные тут, были узлами сопротивления противника, многие дома в их были обращены в дзоты, огороды испещрены окопами.

Полмесяца длилось тут бои. В одном из их неприятели утратили около пятисот убитыми. Огромные утраты были и с РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава нашей стороны, — логично, что посреди бойцов было много дискуссий об этой равнине.

Первую известие о готовящемся большенном пришествии в равнине Ловати принес в роту Сергей Гнедков.

— Если от нас требуют, чтоб мы достали «языка», если скапливаются танковые резервы, если артиллерия заполнила все леса вокруг, обязательно же должно быть пришествие РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава!

В сумерках автоматчики начали готовиться к бою.

Почему принято гласить, что боец везде дома? Возможно, поэтому, что несет на собственных плечах все свое имущество: автомат, вещевой мешок, гранаты, котелок. В вещевом мешке, не считая пары незапятнанного белья, часто лежала возлюбленная книжка и непременно незапятнанная тетрадь для писем, а РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава кое у кого и для дневника. Надев шинель, закинув за спину вещевой мешок, боец воспринимал боевую форму и был готов ко всему — к маршу и наступлению, к победе и к погибели во имя святого дела.

Еще, возможно, можно утверждать, что боец везде дома, — и поэтому, что, куда бы ни передвигался он РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава, те же товарищи по строю, как будто члены одной семьи, все тот же командир идет рядом, та же походная кухня плетется сзади и все тот же полевой адресок сопутствует бойцу.

Автоматчики перед боем накинули сверх сибирских полушубков незапятнанные маскировочные халатики.

— Интеллектуально выдумано, — гласил Соснин, разглядывая их. — Ляжешь в снег РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава и точно провалился — тебя и не видно.

Он так же на все лады расхваливал только-только выданные, но никогда еще не испытанные на поле боя сирены.

— Я с малолетства запомнил их. Давным-давно в нашем городке горел завод. Сирены, помню, завыли тогда так жутко. Представляю, как в ночном бою РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава, да еще в буран, завопят они...

Саржибаев увидел:

— На фашистских самолетах тоже сирены установлены.

Перед выступлением Соснин пришел в 1-ый взвод.

— Вот такие дела, товарищи, — гласил он, собрав коммунистов и комсомольцев. — Высвободить мы должны село Елизаветино, что в этой равнине Ловати стоит. Сколько дней стоим перед ним. Сердечко разрывается РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава от того, что оно в чужих руках. Техники накоплено много, «катюши» подошли, танки глубочайший охват совершают. Величавый бой предстоит. Самим нам нужно смело в бой итти и других поддерживать.

Собранием это нельзя было именовать, так как после парторга никто не выступал, ну и вообщем не требовалось прений РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава по этому вопросу. Соснин просто напомнил бойцам первую заповедь — быть впереди, там, где больше угрозы, там, где нужен пример смелых и доблестных.

Шли целую ночь.

В лесу стоял полумрак. Веяло холодом от мерцающих звезд. Перед с утра роты заняли назначенные рубежи. С опушки леса видно было, как на РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава небе танцевали разноцветные ракеты, некие ракеты падали, догорая уже на земле. Безпрерывно трещали неприятельские пулеметы.

Бойцы первой роты лежали за деревьями на опушке, отдыхая после ночного марша. Чем светлее становилось, тем заметнее вырисовывалось село, в каком осталось менее 20 домов и за которое предстояло вести большой бой. Оно как будто насторожилось: не РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава дымили трубы, не видно было ни одной людской фигуры на улице, не слышно лая собаки...

Внезапно Рашит простонал:

— Саша! Я ранен!

— Как ранен? Что дурачины валяешь? — недовольно проворчал вялый Матросов.

Но, взглянув на рядом лежащего друга, ахнул — кровь стекала по правой щеке Рашита, капала на белоснежный и незапятнанный РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава маскировочный халатик, застывала на лохматом воротнике полушубка.

— Ничего, пустяки, я практически не чувствую боли, — гласил Рашит, пытаясь снегом приостановить кровь.

— Неплохой пустяк, половину уха оторвало, — отвечал Матросов, перевязывая рану.

— Только глаз не завязывай, — просил Рашит нетерпеливо.

Бардыбаев, заметив раненого, отдал приказ:

— Габдурахманов, стремительно отползай в медпункт.

— Товарищ сержант РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава, я чувствую себя прочно, малость крови растерял, но это ничего. Разрешите остаться в строю, — взмолился автоматчик.

Бардыбаев не успел ответить, как над головой засвистели пули и всем пришлось ринуться наземь. Пули впились в древесный ствол.

Откуда могли стрелять?

Матросов осторожно поднял голову. Его взор совсем случаем задержался на верхушке широкой РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава ели, стоявшей недалеко. Посреди густых зеленоватых веток что-то темнело, будто бы людская фигура. «Кукушка!»

Саша поднял автомат, прицелился в верхушку ели, надавил на спусковой крючок. Поначалу на дереве что-то задвигалось, позже, цепляясь за ветки, на землю кто-то свалился. Это был 1-ый Сашин выстрел по противнику до РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава атаки села Елизаветино.

Внезапно над равниной грянул гром и молнии прорезали небо. Но небо здесь было ни при чем. Это заговорила российская артиллерия — «бог войны», заглушив все другие звуки на земле и на небе. Залпами лупили корпусные и полковые пушки, большие минометы и противотанковые орудия. Бойцы затыкали уши, чтоб не РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава оглохнуть. Над неприятельскими позициями разрывы подняли темный ураган, дымом и гарью заволокло небо.

Наступающие не скрывали собственного экстаза. Артиллерия крошила, разламывала все укрепления противника, перемешивая бетон и сталь с землей. Так длилось 40 минут.

В наступившей в один момент тиши на поле боя тысячекратно повторилось «ура». 1-ая рота РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава 254-го полка кинулась в атаку с возгласом:

— За Сталина!

Противник повстречал атакующих жестоким огнем всех уцелевших огневых точек. Всюду тарахтели 10-ки пулеметов. Из-за леса вела огнь артиллерия противника. В 1-ые же минутки атаки Саша увидел, как свалились три бойца, бежавшие малость впереди. С кликом свалился и командир второго взвода Петров. Кругом РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава лежали раненые либо убитые. Саша, хотя и не 1-ый раз шел в атаку, но такового шквального, густого огня не встречал. В душу вполз ужас, он принудил ринуться наземь. Голову навязчиво сверлила идея — как спастись от погибели? Матросов лихорадочными движениями начал окапываться в снегу. Он пробовал спрятаться РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава от пуль и работал стремительно, точно кто его подгонял.

И в эту минутку он услышал саркастический вопрос:

— Эй, юноша, решил шкуру сохранить? Занимательное дело...

Матросов живо повернул голову, перестав отгребать снег. Да, конкретно к нему, Александру Матросову, автоматчику первой роты, относились эти слова. Орал незнакомый рыжеватый боец. Он был ранен, очень РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава побледнел, возможно, от утраты крови. От боли у него исказилось лицо, глаза зло блестели.

— Для тебя, юноша, говорю. Других нет, видишь, мы вдвоем остались.

Матросов побледнел, как полотно, потом кровь ринулась в лицо. Он вскочил, точно отхлестанный плетью, и закончил мыслить о погибели. Разве погибель жутка, если РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава задета честь? Саша ощутил, что на него надвигается ужасное слово «трус». Он — трус? Нет, Саша не трус. Никогда, никогда.

Не обращая внимания на огнь, не думая о том, что отрывается от собственной роты, Матросов побежал. Он не без усилий опередил ряды атакующих и сейчас лицезрел перед собой только 2-ух человек. Справа РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава бежал длинноногий пулеметчик с красноватым шарфом на шейке. Саша поразмыслил: зачем бойцу шарф? Слева от него бежал некий офицер, Саша вызнал его — лицезрел не раз в штабе — капитан Мальцев. Он — вне сомнения! У Саши было единственное желание — опередить этих 2-ух человек, быть впереди всех.

Он не обернулся никогда, пока РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава пересекал поле боя, даже не прислушивался к голосам других, не склонял голову после разрывов.

Длинноногий пулеметчик устремился к кустарнику, видневшемуся впереди, туда же свернул и Матросов. Офицер прибежал третьим, и все трое тяжело перевели дыхание. Отсюда им было отлично видно село. Можно было даже разглядеть амбразуры дзотов, устроенных РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава в подпольях домов.

Внезапно на поле боя стихло все, закончилось и «ура», гремевшее с начала атаки. Матросов посмотрел на право и с испугом увидел, что наши цепи стремительно ворачивались в лес. На левом фланге происходило то же самое. Матросов, не скрывая волнения, торопливо спросил у офицера:

— Что все-таки нам делать РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава? Глядите, все отступают!

Офицер обернулся, и Саша на всю жизнь запомнил его чуток приметную добрую, милую ухмылку. На лице офицера не было ни тени волнения. Оно было умопомрачительно тихо, точно они находились не под тыщами пуль, а на обычном учебном занятии, в каком все было условно — и противник РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава и погибель.

— 1-ая атака не удалась, — заключил офицер. — Будет 2-ая. Артиллеристы засекли все огневые точки противника, сейчас они совсем засыплют их снарядами.

Матросов успокоился. Рядом с таким человеком не жутко. Он снова удостоверился в том, что даже в томные минутки на поле боя ничего случаем не происходит РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава: отступают тоже по чьей-то жесткой воле, означает будет новенькая артиллерийская подготовка, новенькая атака.

Пулеметчик кликнул:

— Товарищ капитан, пора отходить! Немцы готовятся к контратаке.

Капитан, опуская бинокль, тихо проговорил:

— Нет, они в контратаку на данный момент не пойдут, это к ним подходит подкрепление. Жалко, но все таки придется уходить: мы можем угодить РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава под залпы собственных «катюш». Пошли...

Они бежали рядом, чуток пригнув головы. Матросову уже не хотелось опережать товарищей, все-же это было возвращение...

Раздалась команда капитана:

— Ложись!..

Матросов погрузился наземь рядом с ним. Пулеметчик был мало впереди, он, наверняка, не слышал команды либо решил резвее дойти до РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава собственных. На его шейке попрежнему развевался красноватый шарф. «Зачем ему шарф?» — снова помыслил Саша. Вдруг пулеметчик отчаянно взмахнул руками и, как подкошенный, свалился навзничь. Пулемет отлетел в сторону. Мальцев горестно вздохнул, отведя глаза в сторону, угрюмо проговорил:

— От пуль не убежишь. Было надо переждать. Жалко парня.

Остались вдвоем. Молчком лежали РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава, прислушиваясь к свисту пуль, которые чертили рядом косые полосы погибели. Через некое время, когда противник перенес огнь в сторону, офицер бросил:

— Маленькими перебежками вперед!

Пробежав метров 20, снова залегли. В тот же миг над головой засвистели пули. «Во-время, — с облегчением пошевелил мозгами Саша. — Капитан хитер, все предугадает, видать, опытный РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава…»

Сделали еще несколько перебежек. И всякий раз ложились так, что неприятель опаздывал на пару минут. Капитан вдруг с горечью проговорил:

— Грустно на собственной земле кланяться неприятельской пуле. Но мы это им припомним!

Когда до леса осталось метров 50, немцы начали обстреливать смельчаков минометным огнем. Матросов даже закрыл было голову руками, как будто РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава руки могли спасти от осколков... Устыдившись собственного движения, он посмотрел на капитана, тот следил за огнем противника, не обращая никакого внимания на Сашу. Матросов механично повернул голову в другую сторону и жутко вздрогнул: на него был устремлен презрительный взор того рыжеватого бойца, который сначала атаки упрекнул его в РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава боязливости.

— Он же мертв, — шепнул Саша. Рыжеватого Матросов запомнил навечно: он, отдавший жизнь во имя родины, всегда стоял перед внутренним оком Саши.

Сделав очередной рывок, оба возвратились в лес. Матросов завернул за первую же высшую сосну, лег и облегченно вздохнул. В первый раз ему пришлось быть так близко РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава к погибели.

Офицер прошел далее. Саша поднялся, чтоб выискать свою роту, но тормознул ошеломленный: из леса на открытое место выходил юный безусый боец — не выползал, а выходил во весь рост. Матросов решил предупредить:

— Эй ты, — кликнул он, — там стреляют!

— Естественно, на войне должны стрелять, — усмехнулся боец.

— Могут уничтожить РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава!

— А! Удивительно. Если мы все будем лежать за деревьями, кто же будет выручать покалеченых?

Боец, не обращая внимания на обстрел, вышел на прогалину. Матросов с потаенным дыханием смотрел за храбрецом. В его душе шла борьба: «Хватит у тебя смелости, Саша, посодействовать ему? — торговался он со собственной совестью. — Отняла у РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава тебя погибель волю либо нет?» Эта борьба длилась менее минутки. Саша резко поднялся, вышел из собственного убежища, чтоб посодействовать одинокому санитару.

Вдвоем они вынесли пятерых покалеченых, восемь винтовок.

— Сейчас иди в свою роту, ко мне подходит подкрепление, — с благодарностью произнес санитар, завидев приближающихся товарищей.

Минут 10 Саша бродил по лесу, разыскивая роту РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава. Во всех подразделениях бойцы обедали перед новым боем.

На одной поляне навстречу Матросову выбежал Рашит с перевязанной головой.

— Садись обедать, — пригласил Сашу Рашит, точно за эти два часа ничего не случилось.

БОЛЬШОЙ МАРШ

После освобождения Елизаветина, 54-я гвардейская стрелковая дивизия была переброшена к далеким подступам Ленинграда. Если б РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава Саша имел карту и мог проследить по ней весь пройденный путь за последний месяц, то вышло бы несколько кружков и петель в районе севернее городка Величавые Луки. 254-й гвардейский полк пару раз форсировал Ловать...

3-ий денек длился этот большой марш. Бойцы совершали томные и мучительные броски. Хотя в лесных боях и РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава походах Саша закалился, — он совсем не был похож на того новенького, который кланялся каждой пуле, не умел вести себя в разведке, терялся при бомбежке, — но этот марш сказался и на нем: он ощущал, что жутко утомлен, и делал огромные усилия, чтоб не показать товарищам свою вялость. В томных испытаниях Саша РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава ясно сообразил, что 1-го желания стать примерным бойцом недостаточно, что нужно упрямо овладевать военным искусством. Для рядового гвардейца военное искусство заключалось в умении ориентироваться на местности, в разгадывании планов и загадок противника, в сбережении себя от морозов, оказании помощи раненым товарищам, в умении строить блиндажи, разжигать костер РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава в зимнем лесу, надевать портянки... Не много ли что должен уметь боец на фронте!

Бойцы шагали через опаленные и обожженные леса. Мерцали почерневшие стволы обезглавленных берез, одинокие обугленные сосны, елки...

Саша оступился и чуть ли не свалился. В очах рябило. Утомилось качались люди. Непонятно, как еще находили бойцы силы для РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава того, чтоб переставлять ноги. Конца дороге не было видно, начало колонны терялось в глубине леса.

Рашит неприметно обернулся. Саша шел, покачиваясь, не отрывая собственного взгляда от мелькающих пяток Гнедкова. Время от времени Матросов засыпал на ходу, но через пару шажков с усилием открывал глаза.

— Саша! — окрикнул Рашит.

Матросов промолчал. Рашит РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава дотронулся до плеча собственного друга и вкрадчиво, нежно произнес:

— Саша, снимай вещевой мешок. Давай я понесу. Вижу, умаялся.

— Я умаялся? — поднял тот голову. Но когда до него дошел, в конце концов, смысл произнесенного, он возмущенно сделал возражение: — Шутишь, брат. Выищи в другом месте дохлых. Мы еще 50 км РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава отхватим!

Матросов выпрямился, подтянулся, поправил на спине вещевой мешок, удобнее набросил на плечо автомат и хитро улыбнулся, подмигнув другу.

В этот миг по всей колонне прошла зычная команда, повторенная десятками голосов:

— Привал!

Николай Соснин, опускаясь на рыхловатый снег, гласил гвардейцам первой роты:

— Российского бойца ни жаром, ни стужей не проймешь РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава. Вот, кажется, вялость, того и гляди, свалит... И впереди еще далекая дорога блестит. А нашему бойцу ничего. Он для себя подходящий привал с понятием устраивает...

Соснин улегся, подложив под голову вещевой мешок, забросив ноги на пень, и посмеиваясь продолжал:

— Другой уже присугробился, муторно ему, а опытный боец РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава совсем не так ощущает, он ко всему пристроится…

Бойцы заулыбались и молчком последовали примеру старшины. Матросов закрыл глаза, не успев упрятать счастливую ухмылку. Рашит повалился рядом.

Но уснуть Матросову не удалось. Он скоро приподнялся, услышав вокруг себя шум. Оказывается, гвардейцы окружили Бардыбаева, вернувшегося из лазарета. Саша тоже подошел к РАШИТ ОТКАЗЫВАЕТСЯ ОТ СВОЕГО ДРУГА 11 глава командиру отделения.


raspisanie-chasov-po-temam-i-vidam-uchebnoj-raboti-ochnikov-uchebno-metodicheskij-kompleks-uchebnoj-disciplini-ocenka.html
raspisanie-delovoj-programmi-11-j-mezhdunarodnoj-vistavki-hi-tech-building-2012.html
raspisanie-dlya-grupp-shkolnikov-po-budnyam.html